28. ПОТАЙНОЙ ХОД




Теплая пластмассовая рукоятка станнера удобно лежала в руке. Простое и надежное оружие: батареи, высокочастотный генератор, соленоиды и иглы.
Элла помнила страшную боль, когда иглы вонзились ей в спину - у нее мгновенно отнялись ноги. Она не могла не то что крикнуть, даже вздохнуть.
По спине пробежал холодок. Человек, выстреливший в нее, умер. Его товарищ погиб. И ее друзьям, которых она втянула в эту кошмарную историю, тоже грозит гибель.
Она вытянула руку с фонарем, освещая себе путь. Впереди дорогу преграждали какие-то толстые трубы, пришлось через них перелезать.
Внезапно она представила себе Соню Есилькову на мраморном столе: бородатый мужчина снимает у нее кожу с черепа, не обращая внимания на льющуюся кровь, а доктор Спенсер ощупывает петли кишок, вытянутых из распоротого живота.
Видение было ярко и вызывало какой-то сладкий ужас. Элла знала, что такое бывает даже с цивилизованными людьми, когда речь идет о соперничестве. Усилием воли она отогнала видение.
Нельзя об этом думать. Всю энергию - физическую и психическую - следует приберечь для передвижения по темным глубинам Звездного Девона, где гравитация выше, чем на Луне.
Она не могла себе представить, что ждет ее впереди. Оставалось только надеяться, что ей удастся не сбиться с дороги и найти лабораторию Спенсер. Она шла по секции номер 9, куда попала через дверь под платформой станции, открыв ее механическим ключом, помеченным "Зап.выход", который забрала у Спенсер.
Пройти какую-то сотню метров по трюму орбитальной станции оказалось в тысячу раз труднее, чем она предполагала. Огромные трубы не давали свернуть в сторону. Слева все было тихо, но справа через равные промежутки времени труба издавала протяжный вой. Очевидно, по ней с помощью сжатого воздуха транспортировали какие-то твердые материалы. Элла это прекрасно понимала, но все равно ей было жутко.
Она не могла не заметить лабораторию в таком туннеле. Подбадривая себя, Элла осторожно продвигалась дальше.
Поворот. Прямо в глаза ей ударил желтый луч фонаря. Элла инстинктивно выбросила вперед руку со станнером, который ударился обо что-то твердое. Хорошо еще, что не произошло выстрела.
Приступ парализующего страха прошел, и Элла поняла, что случилось. Свет ее собственного фонаря отразился от полированной алюминиево-пластиковой стены.
Труба справа снова взвыла. Поведя вокруг фонарем, Элла огляделась. Лампочка светила довольно тускло, едва разгоняя кромешную тьму. Видно было неважно. В стену уходило множество мелких труб, о которые она спотыкалась по дороге. Одна была окрашена в ярко-голубой цвет. Элла, разумеется, не знала, что это означает, но почувствовала, что от трубы тянет теплым свежим воздухом. Видимо, вентиль не был до конца затянут.
К стене была прикреплена дверная ручка. Элла даже не сразу поняла, что нашла потайной вход в лабораторию. Она схватилась за ручку и дернула. Дверь не шелохнулась.
Дура! Конечно же, должен быть замок или что-нибудь в этом роде. Посветив фонарем, она обнаружила небольшой засов пониже ручки. Элла как можно тише оттянула его и осторожно положила на пол фонарик, все время держа станнер стволом вверх. Нельзя забывать, что эта штука стреляет. Иначе она не только не спасет друзей, но и погибнет сама.
Прочитав короткую молитву, Элла толкнула дверь, и та с легким шуршанием поддалась. Де Кайпер был действительно мастер на все руки и отделал тайный ход как надо.
За дверью находилась освещенная комната. Элла, не колеблясь, сделала шаг вперед и на мгновение была ослеплена яркими лампами дневного света, вделанными в потолок.
Она чихнула.
- М-м-м! - ответил ей Сэм Йетс.
Элла вздрогнула и резко обернулась. Ствол станнера едва не уперся в грудь привязанного к стулу Сэма.
Де Кайпер упаковал его профессионально. Отдельным куском ленты он связал ему лодыжки, отдельным - кисти и только потом примотал Сэма к стулу несколькими оборотами, захватив грудь и живот. Даже если бы Йетсу удалось оторваться от стула, он был бы все равно беспомощен. Подобным же образом была привязана к креслу для посетителей Соня Есилькова.
Дверь, ведущая в лабораторию, была открыта, и Элла рассмотрела за ней угол стола и компьютер. В лаборатории никого не было видно, но свет почему-то горел. Элла вошла в кабинет, не отрывая взгляда от открытой двери, и чуть не споткнулась.
Длинные ногти всегда доставляли ей неприятности, когда приходилось работать на компьютере, но сейчас они здорово помогли. Элла ловко поддела липкую ленту, закрывавшую рот Йетса, и быстрым движением отодрала ее, что причинило ему сильную, но кратковременную боль.
Только после этого она поняла, что случилось бы со ртом Йетса, если бы его заклеили не обыкновенной лентой, а грузовой, которой были связаны его руки и ноги. Грузовая лента не отклеивалась даже при многократных перегрузках, создаваемых беспилотными ракетами, следовательно, отдирать ее можно было только вместе с кожей. Дальнейшая судьба пленников не интересовала де Кайпера, но ему нужно было, чтобы они заговорили.
- Он там, - прошептал Йетс, кивая на входную дверь. - Поджидает Спенсер, чтобы впустить ее.
- Она не придет, - мрачно сказала Элла, рассматривая спеленутые ноги Йетса.
Кто бы мог подумать, что придется распутывать не веревки, а ленту. Хорошо еще, что она захватила выкидной нож! Кнопка на рукоятке ножа поддавалась плохо, к тому же Элле приходилось действовать указательным пальцем левой руки, поскольку в правой был станнер. Лезвие выскочило неожиданно, щелчком, едва не вонзившись ей в ладонь.
- Руки, - прошептал Йетс, но Элла вместо этого принялась за ленту, привязывающую его к стулу.
Йетс неловко встал и, не глядя на одежду, которую аккуратный африканер сложил на столе, требовательно вытянул вперед руки.
- Давай, режь скорей! - яростно зашипел он.
- М-м-м! - замычала Есилькова, сидевшая лицом к двери.
Де Кайпер испугался даже больше, чем Элла. Она-то, по крайней мере, знала, что он может войти. Но африканер был лучше подготовлен ко всяким неожиданностям. После секундного замешательства он бросился на нее.
Элла растерялась. В одной руке у нее был открытый нож, но она даже не вспомнила о нем, в другой станнер, который никак не хотел стрелять.
Есилькова оттолкнулась от стола ногами, насколько позволяли путы. Этого усилия оказалось достаточно, чтобы врезаться плечом в живот несущемуся навстречу африканеру.
- Стреляй! Стреляй! - вопил Йетс, отчаянно дергаясь и пытаясь высвободить руки.
Элла, как завороженная, смотрела на станнер. Время остановилось. Звуки исчезли. Она медленно-медленно нажала на спуск. Оружие выстрелило, и наваждение исчезло.
Есилькова сумела-таки сбить африканера с ног. У стола образовалась куча мала. Долго это, конечно, продолжаться не могло. Де Кайпер отшвырнул Есилькову и заученным движением выхватил нож.
В этот момент Элла выстрелила снова. Одна игла попала африканеру в ухо. Он сделал выпад в сторону Есильковой, но его уже скрутила судорога, и нож вонзился в пластиковую спинку стула. Де Кайпер упал, не сумев смягчить падение руками, словно нокаутированный боксер.
Он был оглушен, но не парализован. Одной иглы, вонзившейся в ушной хрящ, где нервных окончаний немного, оказалось недостаточно.
Элла выстрелила снова. Мимо. Йетс не мог прийти ей на помощь со спутанными ногами. Он едва стоял, неуклюже опираясь на крышку стола.
- Стреляй же!
Подняв станнер обеими руками, Элла послала облачко игл прямиком в стенной шкаф.
Де Кайпер полуослеп от боли, разрывавшей голову сбоку, но ему уже приходилось испытывать на себе действие станнеров, и он знал, что через пятнадцать - двадцать секунд боль отпустит.
Надо было выиграть время. Приходилось отступать даже перед таким стрелком, как эта женщина с бледным перекошенным лицом. Он выбежал из кабинета в лабораторию.
Есилькова попыталась поставить ему подножку, но неудачно. Элла выстрелила африканеру вслед, целясь в поясницу. Именно так Стикс парализовал ее саму во время похищения.
Африканер вскрикнул и метнулся в сторону. Иглы, вонзившиеся в кожу около спинного мозга, должны были подействовать.
- Есть! - завопил Йетс и упал животом на стол, протягивая вперед руки. - Режь ленту! Быстрей!
Элла вспомнила, что выронила нож, когда стреляла второй раз, но, к счастью, он валялся неподалеку. Из лаборатории доносились звон стекла и дикие крики де Кайпера.
Внезапно Элла полностью успокоилась. Мозг работал четко. Она решила, что гораздо эффективнее освободить умеющего стрелять Йетса, чем продолжать пальбу самой. Аккуратно положив станнер возле себя на стол, она взяла нож в правую руку и принялась быстро пилить ленту. Лезвие резало с противным скрипом.
- Держи, - прохрипела Элла, вкладывая Йетсу в руку станнер. - Но не шевелись, пока я не освобожу тебе ноги. Голый Йетс стоял в нелепой позе со станнером в руке, по-прежнему опираясь на стол.
- Готово!
Сэм сделал неуверенный шаг в сторону, а Элла бросилась освобождать Есилькову.
В этот момент в дверях появился африканер, прикрываясь, как щитом, пластиковой столешницей. Йетс выстрелил. Иглы вонзились в пластик, но, должно быть, это испугало де Кайпера, и он нажал на спуск плазменного излучателя на секунду раньше, чем требовалось. Поток плазмы, пролетев мимо Сэма, ударил в стену. Огненное облако обожгло голое тело Йетса, незажившие ожоги отозвались острой болью. Элла двигалась как во сне, не обращая внимания на происходящее. Стол защитил ее и Есилькову от раскаленных паров металла. Нож даже не дрогнул в ее руке, она продолжала пилить и резать. Ноги Есильковой уже были освобождены - осталось разрезать ленту на руках. Тут Есилькова, изогнувшись, пнула дверь ногой и захлопнула ее. Следующий выстрел из излучателя дверь полностью приняла на себя. Наружный слой титана, из которого она была сделана, испарился, но внутренний выдержал, лишь покоробившись, словно кто-то ударил по нему кувалдой.
После первого выстрела Йетс инстинктивно бросился на пол. Пары металла осели на окружающих предметах красивыми блестками.
Плазменные излучатели с некоторых пор пугали Йетса, но особенно опасно было это оружие в руках африканера, который знал, как с ним обращаться. В де Кайпера попала пара игл. Судя по тому, как он двигался, ноги его были частично парализованы. И, несмотря на это, похоже, он собирался изжарить их живьем.
Есилькова торопливо перерезала последние витки ленты. Элла потянулась к какому-то предмету, лежавшему у стены.
- Немедленно пригнись! - зашипел на нее Йетс.
Титановый лист раскалился добела, от него исходил невыносимый жар. Ясно было, что металл не выдержит следующего выстрела.
Плазма ударила в дальнюю стену - туда, где была потайная дверь. Йетс выстрелил наугад и закричал:
- Бегите!
Половина двери исчезла, часть стены тоже. На полу вспыхнул ковер. В кабинете стало трудно дышать из-за раскаленного воздуха и удушливых газов от сгоревшего пластика.
Сквозь плотные клубы дыма Йетс чудом разглядел блеск вороненого ствола излучателя и выстрелил, целясь немного правее. Это были три последние иглы, оставшиеся в магазине станнера.
Он слишком поспешил. Можно было выждать секунду и прицелиться получше. Теперь оставалось только одно - бежать. Спасать свою голую шкуру.
- Бегите! - его голос сорвался на визг. Он сам подал пример, рванувшись к потайной двери. Элла замешкалась у письменного стола Спенсер, собирая одежду. Следующий выстрел сжег кондиционер. В стене образовалась дымящаяся дыра с неровными краями. Внутри оказалось табло с ярко-красной цифрой "30" и кнопка под стеклянным колпачком.
- Смотрите! - воскликнула Есилькова, просовывая руку в отверстие.
Сэм схватил Эллу и толкнул ее в туннель потайного хода. Отбросив бесполезный станнер, он попытался проделать то же с Есильковой, но она увернулась, ударила кулаком по колпачку, разбила его и надавила кнопку. Цифры мигнули, на табло начался обратный отсчет - 29, 28...
Йетс бешено дернул Есилькову за руку, втянул ее в темный проход и заставил бежать. Завернув через сотню метров за угол, он грубо бросил обеих женщин на пол. Позади них кабинет осветился еще одной ослепительной вспышкой. Потом стало темно. И тихо. Элла, недовольно освободив плечо от сжимающей его руки Йетса, сказала:
- У меня ваша одеж...
- Нет, потом, надо бежать, - перебила ее Есилькова, которая уже успела освободить рот от ленты. - Я запустила самоликвидатор, сейчас будет взрыв.
- Но...
Горячая волна воздуха бросила их на пол. Снова вспышка - на этот раз багрово-красная. Оглушающий звук взрыва наполнил туннель.
Согласно инструкции, Жан де Кайпер должен был не только избавиться от Спенсер, но и уничтожить все лабораторное оборудование, записи и культуры вирусов, как только препарат окажется в распоряжении членов Клуба. Теперь никто не мог бы сказать, что он не выполнил второй части задания.
Мины направленного действия, заложенные в стенах, взорвались одновременно, превратив лабораторию в облако раскаленного газа. Мощный взрыв пробил перекрытие, опалил и оглушил беглецов, несмотря на то что они находились довольно далеко.
- Господи! - только и смог произнести Йетс.
Элла едва расслышала его сквозь звон в ушах. Сглотнув, она сказала:
- Одевайтесь. Вот ваши вещи. Надо уходить.
В туннеле уже не было так темно: свет проникал через развороченную крышу. Воняло горелым пластиком.
- Господи! - повторил Сэм, натягивая брюки поверх обрезков ленты, плотно приклеившихся к коже.
Элла почувствовала дурноту. Ей казалось, что воздух пропитан запахом сожженной плоти Жана де Кайпера.



далее: 29. ЕСЛИ МНЕ ПОМОГУТ ДРУЗЬЯ >>
назад: 27. ЖЕСТОКАЯ ИГРА <<

Дэвид Дрейк, Джанет Моррис. Индекс убийства
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
   1. СТОЛИК НА ОДНОГО
   2. РОКОВАЯ ОШИБКА
   3. АФРИКАНЕР
   4. ЭЛЛА БРЭДЛИ
   ЧАСТЬ ВТОРАЯ
   5. ПОИСК ДАННЫХ
   6. ЧУЖАЯ РАБОТА
   7. НА ЗЕМЛЕ
   8. КЛУБ
   9. СПЕНСЕР
   10. ПОХИЩЕНИЕ
   11. ИЗМЕНЕНИЯ В ПРОГРАММЕ
   12. В КВАРТИРЕ БРЭДЛИ
   13. ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ГОСПИТАЛЬ
   14. СОВМЕСТНАЯ РАБОТА
   ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
   15. РАБОТА СО СВИДЕТЕЛЕМ
   16. ИДЕНТИФИКАЦИЯ
   17. В ШЛЮЗЕ
   18. ДОПРОС
   19. ОБРАТНЫЙ БИЛЕТ
   20. ЗВОНОК НА ЗЕМЛЮ
   21. НА ЗВЕЗДНОМ ДЕВОНЕ
   22. РАБОТА ПРОФЕССИОНАЛА
   23. ХОД БРЭДЛИ
   24. КОНТРОЛЬ
   25. ПЛЕННИК
   26. ПРОПУСТИТЕ ДАМ
   27. ЖЕСТОКАЯ ИГРА
   28. ПОТАЙНОЙ ХОД
   29. ЕСЛИ МНЕ ПОМОГУТ ДРУЗЬЯ
   30. КУРС НА СТОЛКНОВЕНИЕ
   ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
   31. СПИСОК ПРЕТОРИУСА
   32. КЛУБ НА ПРОГУЛКЕ
   33. УСЛУГА
   34. "МУЛЕН РУЖ"
   35. МЕРЫ БЕЗОПАСНОСТИ
   ЭПИЛОГ